Цитаты и афоризмы Осипа Мандельштама

Где римский судия судил чужой народ - Стоит базилика, и — радостный и первый - Как некогда Адам, распластывая нервы, Играет мышцами крестовый легкий свод. Но выдает себя снаружи тайный план, Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес. Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра,- Тем чаще думал я: И в замешательстве уж объявился чтец, И радостно его приветствовали: Я так и знал, кто здесь присутствовал незримо:

Лучшие стихотворения Осипа Мандельштама для детей в школу.

Людовик больше не на троне. Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть?

- - «Паденье — неизменный спутник страха»» из альбома « Tом 1 - Стихотворения Переводы» исполнителя Мандельштам Осип. Трек 64 .

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха!

Главная»Мандельштам Осип»Паденье – неизменный спутник страха. Осип Мандельштам. Поэзия и Проза. Классика. читает Павел.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты — И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты, Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха… Так проклят будь, готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут! Немногие для вечности живут; Но если ты мгновенным озабочен, Твой жребий страшен и твой дом непрочен! И лихорадочный больной, тоской распятый, Худыми пальцами свивая тонкий жгут, Сжимает свой платок, как талисман крылатый, И с отвращением глядит на круг минут… То было в сентябре, вертелись флюгера, И ставни хлопали — но буйная игра Гигантов и детей пророческой казалась, И тело нежное — то плавно подымалось, То грузно падало:

Паденье - неизменный спутник страха...

Не город Рим живет среди веков, А место человека во вселенной. Им овладеть пытаются цари, И без него презрения достойны, Как жалкий сор, дома и алтари. Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены!

Осип Мандельштам. «Паденье — неизменный спутник страха». Текст произведения. Источник: О. Э. Мандельштам. Полное собрание сочинений.

Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен! Нет, не луна, а светлый циферблат Сияет мне, — и чем я виноват, Что слабых звёзд я осязаю млечность? И Батюшкова мне противна спесь: Который час, его спросили здесь, А он ответил любопытным: Но жертвы не хотят слепые небеса: Вернее труд и постоянство.

Образ твой, мучительный и зыбкий, Я не мог в тумане осязать.

Паденье -- неизменный спутник страха,

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты:

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам — поэт искусства

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут.

Паденье — неизменный спутник страха. Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Мандельштам Осип.

У чужих людей мне плохо спится, И своя-то жизнь мне не близка. Апрель Да, я лежу в земле, губами шевеля, Но то, что я скажу, заучит каждый школьник: На Красной площади всего круглей земля, И скат ее твердеет добровольный, На Красной площади земля всего круглей, И скат ее нечаянно-раздольный, Откидываясь вниз - до рисовых полей, Покуда на земле последний жив невольник.

Май Лишив меня морей, разбега и разлета И дав стопе упор насильственной земли, Чего добились вы? Губ шевелящихся отнять вы не могли. Май День стоял о пяти головах. Сплошные пять суток Я, сжимаясь, гордился пространством за то, что росло на дрожжах. Сон был больше, чем слух, слух был старше, чем сон - слитен, чуток А за нами неслись большаки на ямщицких вожжах День стоял о пяти головах и, чумея от пляса, Ехала конная, пешая, шла черноверхая масса: Расширеньем аорты могущества в белых ногах, - нет, в ножах Глаз превращался в хвойное мясо.

На вершок бы мне синего моря, на игольное только ушко, Чтобы двойка конвойного времени парусами неслась хорошо. Деревянная ложка - ау!

Осип Мандельштам. Лютеранин

Жизнь вне страха не просто возможна, а абсолютно доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми здесь!